Спартанская подготовка: Создание воинов-легенд

Хотя спартанцы, возможно, не бегали круги вокруг здания Flatiron с гирей на плече, они, безусловно, проходили одни из самых интенсивных и жестоких тренировок среди всех цивилизаций в древней истории.
По какой-то причине спартанцы почти ничего не написали о своей культуре, а если и написали, то это было утеряно. Почти все, что мы знаем о спартанском обществе, получено от сторонних наблюдателей. И хотя многие античные авторы упоминают милитаристских лакедемонян, именно Ксенофонт, ученик философа Сократа, больше всего ассоциировался со спартанцами и, как следствие, много писал о спартанской культуре в своем сочинении «Полития лакедемонян».
Сочинение «Полития лакедемонян», иногда называемое «Конституцией Спарты», безусловно, является исследованием спартанской культуры на пике господства. Тем не менее, можно также ошибочно предположить, что в ней содержится выпад против других эллинских городов-государств, включая его родной город Афины.
Он никогда не приходит и не трясет вас за плечи, крича «вот как надо делать!». Однако его восхищение спартанским обществом настолько выражено, что трудно удержать в памяти тот факт, что родные Афины, несомненно, были злейшим соперником Спарты.
С другой стороны, возможно, что предвзятость Ксенофонта объясняется тем, что спартанцы приняли его и наделили землей после того, как он был изгнан из Афин за связь с Персидской империей и поддержку недавно казненного Сократа.
Какова бы ни была причина восхищения Ксенофонта, нельзя отрицать, что «Полития лакедемонян» является одним из самых подробных описаний спартанской жизни. В нем перечислены обращение с гражданами, воспитание детей и обязанности воина. И, по крайней мере, по словам Ксенофонта, результаты, кажется, говорят сами за себя.


«Я вспоминаю то изумление, с которым я впервые отметил уникальное положение[2] Спарты среди государств Эллады, относительно малочисленное население[3] и в то же время необычайную силу и престиж общины. Я был озадачен объяснением этого факта. И только когда я рассмотрел особые институты спартанцев, мое удивление прекратилось» — Ксенофонт (Полития лакедемонян).


Ксенофонт начинает свое исследование с темы деторождения в спартанском обществе. Целью Спарты было, чтобы все дети рождались здоровыми, сильными и вырастали воинами.

В связи с этим спартанские женщины пользовались таким уровнем равенства, который был неслыханен во времена Древней Греции. Вместо того чтобы ограничиваться домашним хозяйством, спартанские женщины регулярно участвовали в спортивных соревнованиях и тренировались, как и мужчины, в гимнастическом зале. Идея такого обращения заключается в том, что для рождения лучших детей и отец, и мать должны быть здоровыми, подтянутыми и сильными.
Когда речь заходит об обучении детей, Ксенофонт упоминает, что в большинстве греческих городов-государств было принято, чтобы отдельных детей обучал воспитатель, обычно раб, принадлежащий отцу. Для лакедемонян такая практика была бы немыслима.
Вместо этого спартанских мальчиков массово забирали и определяли в группу опекунов и наставников, известных как пайдономы, или «пасторы». Пайдономы выбирались из наиболее почитаемых магистратов и назначались законодательным органом города. Они имели полную власть над детьми Спарты, часто наказывая их плетьми.
Хотя мы могли бы осуждать такую практику, результатом, по словам Ксенофонта, было то, что…
 
«…в Спарте скромность и послушание всегда идут рука об руку, и нет недостатка ни в том, ни в другом». -Ксенофонт (Полития лакедемонян)

На самом деле обучение спартанской молодежи было жестоким, основное внимание уделялось развитию таких навыков, как борьба, скрытность, терпимость к боли, а также танцам, пению и развитию лояльности к спартанскому государству. За исключением первенцев правящих домов, мальчики Спарты вступали в программу обучения, известную как Агоге, начиная с семилетнего возраста. В течение десятилетий они обучались искусству ведения боя, становясь резервной пехотой в восемнадцать лет, регулярными пехотинцами в двадцать лет и полноправными спартанскими гражданами, имеющими право голосовать и занимать должности, в тридцать лет.
Специфика обучения в Агоге неясна. Ксенофонт довольно подробно описывает, что юношам не только разрешалось сражаться, но и регулярно поощрялось вызывать друг друга на поединки.

 
«Кроме того, необходимо, чтобы они учились хорошей привычке к телу, вступая в схватки кулаками ради раздоров при каждой встрече» — Ксенофонт (Полития лакедемонян).
Чтобы развить терпимость к боли, спартанских юношей лишали некоторых предметов роскоши. Например, во время Агоги спартанским мальчикам не давали обувь. Со временем их ноги становились выносливыми и сильными. Ксенофонт сообщает, что босоногий спартанский солдат мог обогнать и обойти любого греческого гражданина, обутого в обувь.
Кроме того, мальчикам давали только одну одежду. Они регулярно подвергались экстремальному холоду, носили только один плащ. Таким образом, молодые солдаты приобретали терпимость к стихии.
Пищу им давали минимальную, не настолько скудную, чтобы они испытывали острые приступы голода, но и не настолько, чтобы их организм был полностью удовлетворен. Это, опять же, было способом приучить мальчиков к голоду и позволить им сражаться еще более яростно на пустой желудок.
Если мальчики хотели найти пищу вне столовой, им рекомендовалось воровать еду. Это может показаться странным. Хотя мальчиков поощряли воровать, их также жестоко избивали, если заставали за этим занятием. Ксенофонт оправдывает такую практику, говоря, что таким образом те, кто не обладает должной скрытностью, будут наказаны и научатся более эффективно добывать добычу.
 


«Так они, лакедемоняне, наказывают мальчика, уличенного в воровстве, как жалкого неумеху в этом искусстве. Так, украсть как можно больше сыров [из святилища Орфия[17]] было подвигом, который следовало поощрять; но в тот же момент другим предписывалось бичевать вора, что неясно указывало на мораль, что болью, перенесенной в течение короткого времени, человек может заслужить радостную награду продолжительной славы.» -Ксенофонт (Полития лакедемонян)

Так из молодых спартанцев вырастали величайшие воины древнего мира. Они не знали другой жизни, кроме защиты спартанской родины, и не стремились к более высокой цели, чем почетная смерть на службе Спарте.
Для спартанского воина было бы немыслимо отступить на поле боя. Будучи регулярной пехотой, солдаты скорее погибли бы в бою, чем столкнулись бы с позором отступления в Спарте.
Эта традиция храбрости и свирепости в бою недавно была драматизирована в популярных средствах массовой информации и захватила воображение современного общества. По какой-то причине древние спартанцы остаются предметом пристального внимания. Они жили в соответствии с военным кодексом. И всякий раз, вступая в бой, они знали, что либо вернутся домой, неся свой щит, либо понесут его на себе.

Оцените статью
shkola7vrn.ru
Добавить комментарий